Валерий Георгиевич Попов

Биография

Вале́рий Гео́ргиевич Попо́в род. (8 декабря 1939, Казань) — русский писатель, сценарист. Глава Союза писателей Санкт-Петербурга.

Родился 8 декабря 1939 в Казани в семье биолога-селекционера. В 1963 окончил Ленинградский электротехнический институт и до 1969 работал инженером. В 1970 заочно окончил сценарный факультет ВГИКа. Первый рассказ Я и автомат был опубликован в коллективном сборнике Испытание (1963). В 1969 выпустил первый сборник повестей и рассказов Южнее, чем прежде, а годом позже детскую книгу Все мы не красавцы. В 1970 вступил в Союз писателей, в годы перестройки возглавлял секцию прозы, был заместителем председателя Ленинградской организации Союза писателей, руководил отделением Пен-центра в Петербурге.

Литературная родословная Попова связана с двумя основными ориентирами: гоголевский гротеск и бунинская зримость, пластичность образных деталей. При этом "учеба у классиков" для Попова не была самоцелью, он едва ли не единственный из современных русских прозаиков дерзает отрицать художественные заветы Ф.Достоевского и Л.Толстого, оспаривать основные принципы литературной традиции 19 в.: общественный пафос, проповедь страдания, нравственное воздействие на читателя. Трудно найти в русской прозе еще хотя бы один художественный мир, построенный, как у Попова, на принципах эстетизма, лирического гедонизма и жизнеутверждающего юмора, свободный от оглядки на литературные и нравственные авторитеты.

Уникальность художественного мира Попова, как ни парадоксально, долгие годы работала против его известности и признания. Книги Попова в застойные годы выходили относительно благополучно, однако его лучшие повести и рассказы почти не проникали на страницы толстых журналов, печататься в них систематически Попов начал только с конца 1980-х годов.

Автобиографизм порой проявлялся как реальная основа ряда рассказов (Автора! — гиперболизированное отражение опыта Попова как киносценариста; За грибами в Лондон — лирико-юмористический отчет о поездке за рубеж; Первая хирургия — описание больничной атмосферы), но главная его функция — сообщить создаваемой картине мира предельную концентрированность и эмоциональную интимность. "Я" в прозе Попова означает не статическое единство, а подвижную динамическую целостность. В программной повести Жизнь удалась (1981) представлено довольно сложное сравнение автора-писателя и не вполне тождественного ему героя — среднего интеллигента с техническим образованием (такая структура словно открыта для включения в нее читательского "я"). Повесть Иногда промелькнет (1991) строится как напряженное воспоминание о юности, по-прустовски пристальное всматривание в подробности былого, когда точность и подлинность становятся самоцелью. Наконец, в повести Остров Рай герой-повествователь демонстративно обозначен как Валерий Георгиевич Попов.

Неизменной чертой творчества Попова остается прочность смысловых связей между отдельными рассказами и повестями, которые являются как бы отдельными главами единой, незавершенной и всегда открытой для продолжения книги. Доминирующий пафос этой субъективной эпопеи — активное жизнетворчество, вера в возможность гармонического разрешения конфликтов и противоречий. Простое человеческое счастье выступает здесь как главная мера добра и справедливости, что ощутимо уже в названиях произведений Попова: Нормальный ход, Успеваем…, Вход свободный, Жизнь удалась, Парадиз.

Делая ставку на внутреннюю свободу индивидуума, писатель никогда не питал политических иллюзий, не избегал описаний абсурдности и жестокости социальной действительности: характерна в этом отношении повесть Новая Шехерезада (1988) — первый для Попова опыт перевоплощения и изображения женского характера. Главным и незаменимым средством утверждения позитивных ценностей в мире Попова выступает юмор, носителями которого являются и сам автор, и близкие ему персонажи. Светлым юмором отмечены и эротические мотивы, пронизывающие прозу Попова: земная любовь, показанная без патетики и вместе с тем свободная от бытовой заниженности, предстает неоспоримой ценностью и созидательной силой.

Стилистика Попова основана на предельном доверии к мудрости языка как такового, вдохновенной игре с повседневной речью. Доверительность разговорной интонации помогает мотивировать фантастические метаморфозы, создать эффект присутствия. Попов избегает как книжных красот, так и обыденной грубости, он не просто цитирует устную речь, а динамически ее спрессовывает. Лаконизм языка в сочетании с парадоксальностью нередко приближают прозаическую интонацию к поэтической. По меткому наблюдению П.Вайля и А.Гениса, Попов пишет "квантами" — словесно-образными сгустками, располагающими к запоминанию наизусть, цитированию, перенесению в другие контексты.

Попов много работает как детский писатель. В его повестях Похождения двух горемык (1978), Нас ждут (1984), Что посеешь… (1986), Самый сильный (1989) отчетливо выявляется авторский четкий, без нормативности идеал разумной и осмысленной человеческой жизни.

Наметившиеся в 1990-х годах самоповторы — роман Будни гарема (1993) и особенно роман Разбойница (1996) — свидетельствуют об опасности литературной инерции. Однако бесспорным новаторским вкладом Попова в русскую литературу остается созданная им художественная модель гармонического взаимодействия индивидуума с миром, основанная на природных законах мироздания, открываемых при помощи творческого остроумия и словесной изобретательности.

Книги
«Южнее, чем прежде» (1969)
«Это именно я» (1969)
«Нормальный ход» (1976)
«Жизнь удалась» (1981)
«Нас ждут» (1984)
«Новая Шахерезада» (1985)
«Две поездки в Москву» (1990)
«Праздник Ахинеи» (1991)
«Любовь тигра» (1992)
«Будни гарема» (1994)
«Разбойница» (1996)
«В городе Ю.» (1997)
«Грибники ходят с ножами» (1998)
«Чернильный ангел» (2001)
«Евангелие от Магдалины» (2003)
«Третье дыхание» (2004)
«В Израиль и обратно. Путешествие во времени и пространстве» (2004)
«Комар живёт, пока поёт» (2006)
«Избранные» (2006)
«Культовый Питер» (2007)
«Тетрада Фалло» (2007, в соавторстве с А. Шмуклер)
«Горящий рукав. Проза жизни» (2008)
«Довлатов» (2010, серия ЖЗЛ)
«Все мы не красавцы» (2012)
«Плясать до смерти» (2012)
«Дмитрий Лихачёв» (2013, серия ЖЗЛ)
«Излишняя виртуозность» (2014)
«Безумное плавание» (2014)
«Мой Петербург» (2014)
«Зощенко» (2015, серия ЖЗЛ)

Источник Википедия




Сортировать по: Показывать:
Раскрыть всё
Антология современной прозы
Литературная матрица. Учебник, написанный писателями


RSS

Александр Лагода про Попов: В городе Ю. [Повести и рассказы] (Современная проза, Юмористическая проза) 16 05
Пара цитат:
Брюки с капюшоном.
Раньше я думал, беда в том, что тебя спросят, а ты не сможешь ответить. И стоит только усиленно заниматься… И понял вдруг совсем недавно: беда в том, что никто тебя и не спросит!

васильев михаил про Попов: Довлатов (Биографии и Мемуары) 25 04
Парадоксальны воспоминания о судьбе Сергея Довлатова его коллеги Попова. Их фамилии часто упоминают рядом, иногда откровенно указывая на сходство их творческих почерков. Действительно, стоило немного приглядеться, и заметно, что Довлатов много позаимствовал в поиске стиля у Попова. И очень удачно, блестяще модернизировал.

васильев михаил про Попов: Третье дыхание (Современная проза) 06 12
Более преданого читателя у этого автора, Валерия Попова, нежели я, наверняка, нет. Но автор живет долго и долго пишет. Мне больше по душе его ранние произведения. Больше всего сборник "Нормальный ход". Удивляет, что современный читатель больше всего почему-то читает "Третье дыхание" и его же больше всего ругает.

Isais про Попов: Третье дыхание (Современная проза) 05 12
> Бросилось в глаза, что несклоняемые названия мест Автор пишет как -РепинА, КомаровА...
Топонимы славянского происхождения, оканчивающиеся на -ово, -ево, -ино, -ыно, не склоняются ТОЛЬКО в сочетании с родовым словом: в городе Иваново, из деревни Простоквашино. Если же родового слова нет, то возможны оба варианта, склоняемый и несклоняемый: в Иванове и в Иваново, из Простоквашина и из Простоквашино. При этом СКЛОНЯЕМЫЙ вариант соответствует строгой литературной норме. Словарь Л. К. Граудиной, В. А. Ицковича, Л. П. Катлинской «Грамматическая правильность русской речи» указывает: «В образцовом литературном стиле (со сцены, с телеэкрана, в радиоречи) эти формы следует склонять».
С http://www.gramota.ru/spravka/letters?rub=rubric_90

tundra_winter про Попов: Третье дыхание (Современная проза) 05 12
Читать тяжело..Хотя нет, не тяжело, а как-то затруднительно..Остановилась на третьей главе, надеюсь, что прочту всю книгу. Бросилось в глаза, что несклоняемые названия мест Автор пишет как -РепинА, КомаровА...

bobrdim про Попов: Довлатов (Биографии и Мемуары) 08 07
Ерунда какая-то. Книгу следовало бы назвать "Много о себе любимом на фоне Довлатова". В топку. Книга вышла в серии ЖЗЛ и первые 50 страниц убеждают, что разговор в основном об одной Замечательной Жизни – Попова. Цитата из книги – "Может, все неприятные качества Довлатова — жестокость, конфликтность, коварство, — как раз и происходили от напрягов и перекосов в личной жизни…?". Неужели от жестокости и коварства подло-конфликтного Довлатова пострадал сам автор?
Цитата "Довлатов в жизни обидел не только ее (Светлану) — и голоса обиженных им рвут душу. Но его жестокость во многом была «производственной необходимостью» или даже «профессиональной болезнью» — от нее он, наверно, и лечился вином. " РВУТ ДУШУ! ГОЛОСА!

Sello про Попов: Горящий рукав (Современная проза) 09 01
Все слова на месте, читается легко. Интересно. Вот только многочисленные повторы некоторых эпизодов напрягают. Как-то не по-писательски. Али память уже шалит. Но в целом - крепкая "четверка". Нет-нет, жизнь удалась.

pankovster про Евдокимов: Литературная матрица. Учебник, написанный писателями. Том 1 (Образовательная литература, Литературоведение) 05 06
Брррр.... Как давно я не читал интеллигентских камланий. Остервенело ищут великие смыслы в каждой закорючке "великих" писателей. Тоже мне, место для поиска откровений - беллетристика. Хоть беллетристов и звали Толстой, Тургенев и иже с ними. Что обидно, ведь великолепный литературный дар у самого Битова, а он его потратил на литературную каббалистику. Но каков русский язык все же у Битова, а? Как китайская кухня: из невесть чего приготовлено, а вкусно - обалдеть.

lisinak про Евдокимов: Литературная матрица. Учебник, написанный писателями. Том 1 (Образовательная литература, Литературоведение) 05 06
Если псевдопатриоты говорят- плохо- значит-хорошо, читать однозначно.

Ser9ey про Попов: Довлатов (Биографии и Мемуары) 25 01
Интересненько...есть среди моих знакомых фаны Довлатова.

Антонина82 про Попов: Довлатов (Биографии и Мемуары) 25 01
По вине наследников писателя, напугавших возможными исками издательство "Молодая гвардия", книга вышла без иллюстраций. Оказывается есть закон, где сказано, что размещать фотографии можно только с согласия всех лиц на них запечатленных. Бред какой-то.
Кстати книга написана в очень доброжелательном тоне, никакой чернухи. Непонятно, что так могло напугать наследников.
Может почитателей творчества Сергея Довлатова книга несколько разочарует, уж очень много автор приводит личных воспоминаний. Но меня это не раздражало. Написано хорошо. Советую читать любителям прозы Довлатова.

Sluggard. про Евдокимов: Литературная матрица. Учебник, написанный писателями. Том 1 (Образовательная литература, Литературоведение) 22 03
Хочется надеяться, что это последний опыт такого рода. Дальше к пенсии трудно оценить, как это все воспримут правнуки, но, кажется, написано слишком лично. Так что может быть воспринято не так, как навязшие на клыках учебники.

tanyastar про Евдокимов: Литературная матрица. Учебник, написанный писателями. Том 1 (Образовательная литература, Литературоведение) 10 01
Интересно. Вспомнились школьные годы - чудесные.
Может все же почитаю Толстого когда-нибудь. Скорее всего на пенсии.
И ещё вопрос.
Второй том уже существует?

John Shade про Попов: Третье дыхание (Современная проза) 04 06
Это что, действительно описание реальных событий из жизни автора? Очень похоже, потому что совпадают не только имена. Очень много узнаваемых автобиографических деталей. Если так, то это безусловный кошмар. И аннотация, как всегда, лживая. Главному герою повести "найти в себе силу почувтсвовать себя счастливым, высветлить безнадежную ситуацию" не удалось. Написано неплохо, но... Чернуха. Чернейшая чернушная бытовая алкогольно-сумасшедшая чернуха. Нормальный ад.

osoba про Попов: Третье дыхание (Современная проза) 28 04
Верное средство для взращивания фобий и оформления постоянной прописки депрессии. Автор прописал мои кошмарные сны. Читать тяжело, почти невозможно. И не читать не возможно. Четверку поставила этой не развлекательной литературе

X