Отцы и дети (fb2)

Иван Сергеевич Тургенев
Редсовет Иллюстратор: Иван Дмитриевич Архипов
Отцы и дети 4M, 164 с.
издано в 1956 г. в серии Школьная библиотека
Добавлена: 25.09.2017


Впечатления о книге:  

Антонина82 про Тургенев: Отцы и дети (Русская классическая проза) 06 11
Когда "проходили" в школе данное произведение - скукота царила в классе. Из школьного образования запомнилось, что Базаров лягушек резал.
Несколько лет назад болела, и днем по "Культуре" показывали многосерийный фильм (не тот где Дуня Смирнова режиссер, а советский, там Конкин - молодой Кирсанов). Смотрела с огромным удовольствием. Догилева там так здорово Кукшину изобразила, и вообще подбор артистов был на высоте..
Затем, перечитала книжку. Замечательное произведение, и сосем не пособие по препарации лягушек.
Наверное, надо менять школьную программу. Не понимают юные создания это произведение. Надо иметь жизненный опыт, чтобы осознать, что "художественная ценность сего опуса" далеко не нулевая.

Samurai_2 про Тургенев: Отцы и дети (Русская классическая проза) 05 11
Этот роман похож на вязкую, густую, коричневую субстанцию… и это не шоколад. Чем занимаются герои на протяжении нескольких сотен страниц? Ходят в гости. Вот, собственно, и всё. А потом ГГ умирает. Мне было совершенно его не жаль.
Мне хотелось бы сказать автору, если бы он был жив: Иван Сергеевич, Вы когда-нибудь слышали такое слово - “сюжет”? Стенограмма бесед, снабжённая характеристиками беседующих, - это не книга. Не спасает положения и перечень блюд, поданных к столу. Язвительные замечания в адрес героев тоже не спасают.
Это плач автора о том, что люди в России неправильно живут. Изложение политических взглядов, по недоразумению названное романом. Взглядов довольно консервативных, замшелых, я бы сказал. Автор прошёлся по женской эмансипации, не забыв упомянуть плётку и “Домострой”, сообщил нам, для чего предназначена женщина, попытался напугать “нещщастьем”, насмешками и общественным осуждением тех, кто от этого “предназначения” отступает. Зачем я это прочитал? Я не женщина. Удалось ли автору напугать читательниц, заставить их забыть о богомерзкой эмансипации, бросить учёбу, работу, хобби и возлечь на жертвенный алтарь любви? Я не знаю.
Книга, возможно, имеет ценность как исторический документ, как заметки о “быте и нравах” царской России. Художественная ценность сего опуса нулевая.


Прочитавшие эту книги читали:
X